истории

«Мастер курса, пожилой уважаемый человек, не спрашивая разрешения грубо хватает одну из нас и лапает, якобы показывая партнёру по сцене, как надо»

Эмоциональное насилие в театральном вузе начинается уже со вступительных испытаний. Девочки - обязательно в юбках и на каблуках. Волосы желательно длинные, а если не длинные, то "как же вы со своими обрубками сыграете нам Джульетту?" На всех нас смотрят, как на кусок мяса, не слишком-то вслушиваясь в тексты и эмоциональный посыл.
А дальше ждёт каждодневный, выкручивающий нутро ад. Педагоги говорят, что только через слезы, боль и унижение мы сможем раскопать свою самобытность. Ставят в вину семнадцатилетней девочке отсутствие сексуальности и маленькую грудь, утверждая, что вот такая кривая, пусть даже с недюжим талантом, ни в одном театре не нужна.
Мастер курса, пожилой уважаемый человек, не спрашивая разрешения грубо хватает одну из нас и лапает, якобы показывая партнёру по сцене, как надо. Индивидуальные занятия помнятся смутно, потому что страшно - как убежать от того, кто напрямую решает твою судьбу в институте?
Каждая из нас "недостаточно хороша", но педагоги не сходятся во мнении, объясняя, в чём. Их личная вкусовщина определяет нашу самооценку, и вместо того, чтобы учиться принимать себя, жить со своим нутром в гармонии и творить, мы захлебываемся слезами, выходя на сцену.
Мы не перестаём любить своё призвание, но теперь это не танец вдохновения, а хождение по битому стеклу. 
И самое страшное: если после выпуска нам повезёт попасть в театр, там нас будет ожидать всё то же самое. 


Made on
Tilda