истории

«Тебя тут бесплатно учат, деньги от вуза получаешь, и не стараешься»

Моя преподавательница по актёрскому мастерству ни во что не ставила женщин и девушке актриса и благоволила актерам мальчикам. Она была импульсивна и почти всегда кричала. Напоминала натяную струну: только тронь и она лопнет. 
Унизить кого-либо для нее являлось нормой существования, так что доставалось всем, но в профессии, на репетициях, внутри рабочего процесса, больше всего страдали мои сокурницы и я. 
Я поступила на одно из 4х мест для девушек. Это усиливало прессинг. На всех девушек, что поступили на бюджет оказывалось бОльшее давление, чем на других. "Тебя тут бесплатно учат, деньги от вуза получаешь, и не стараешься", "Держись за свое место, тебе так повезло", " На тебя мастер так рассчитывает, соответствии" И т.п. 
Все это самые обычные фразы, которые слышали все девочки на бюджете. 
Это было то "исходное" Давление, к которому добавлялось давление от преподавательницы Е. 
На репетициях она теряла голову и могла пройтись по всему, что попалось на глаза: от слишком 'стучащих' по полу каблуков до фигуры или прически. Она редко объясняла свою мысль, когда говорила об ошибках на сцене или в разборе роли. Чаще кричала, говорила, что мы ничего не знаем, не понимаем, не умеем, никого не уважаем, ничем не интересуемся, деградируем, не умеем выразить мысль и т.п. 
Не обходились и без сексизма: 'девка глупая, молчала бы', 'куда ты лезешь, девочка еще' и в таком роде
На её репетиции я боялась ходить, испытывала стресс, плохо помнила, что происходило. Над сценами, которые мы прорабатывали с преподавательницей Е , мне нужно было раза в два больше работать самостоятельно дома или во время самостоятельных отработ в реп. Комнатах. Это было потому, что мне было необходимо преодолеть панику, которая начиналась, когда я думала об этой сцене. 
Так же преподавательница Е умела хвалить. Красиво, многообразно и подробно. Угодить ей было сложно, но все же возможно. Принципа никто не понимал (иногда спорные по мнению учеников или даже педагогов вещи, подвергались ее восторгам). Но вкус есть вкус, что уж. 
Но мы очень старались. Услышать похвалу от Е было чем-то невероятным и очень желанным многими. 
Сейчас я понимаю принцип нашей учебы у Е, как круговую роруку постоянных оскорблений с пробелами 'длвольства'. Несколько раз, уже на старших курсах я даже ругалась с ней на повышенных тонах из-за неразумности некоторых требований. К слову, она это поощряла, когда угас гнев 'Ты, девка, сильная, палец в рот не клади, молодец'. 
Сейчас я лечу депрессию и эмоциональное выгорания, не могу заниматься профессией. Е не была единственной, кто влиял на мои отношения с профессией и психику. Но она внесла очень большой вклад. И мне до сих пор тяжело вспоминать те репетиции.
Made on
Tilda